Время работы музея: со вторника по воскресенье с 12:00 до 21:00 (кассы открыты до 20:30), понедельник — выходной
27 августа — 14 ноября 2021
КОРНИ/ВЕЩИ. ТЕКСТИЛЬ В РАБОТАХ СОВРЕМЕННЫХ ХУДОЖНИКОВ
В коллекции музея PERMM — около 1500 единиц хранения — графика, живопись, инсталляции, объекты, скульптура, фотографии и ткани. Выставка КОРНИ/ВЕЩИ объединяет текстильные работы коллекции PERMM, а также объекты Ольги Субботиной и фонда «Новая Коллекция». Участники: Микротерритория «Город Устинов», Александр Агафонов, Саид Атабеков, Вита Буйвид, Зоя Лебедева, Дмитрий Цветков, Ася Маракулина, Ксения Маркелова, Вадим Михайлов, Михаил Павлюкевич и Ольга Субботина, Вера Петровская, Юлия Степанова.

Куратор: Наиля Аллахвердиева.
Как и почему художники выбирают для своих работ текстиль — ткань, нитки, пряжу, войлок, ленты, кружева, ватин? Как связан текстиль (как понятие) с формами корней, или иконичными в своей обыденности предметами, или популярными культурными сюжетами?
Экспозиция КОРНИ/ВЕЩИ предлагает понимать текстиль, как лиминальную (пограничную) зону — слой (иногда очень тонкий) между телом и пространством, пространством и текстом, текстом и телом. Текстиль становится метафорой связанности и взаимопроникновения этих, как кажется, во всем противоположных категорий. Художники, которые используют в своей работе текстиль, неизбежно активируют эту его онтологическую, корневую специфику.

Текстиль и все что с ним связано традиционно номинируется женским, он пластичен и адаптивен, это обманчиво податливый материал — нечто обволакивающее, мягкое, приспосабливающееся, комфортное (но конформное ли?), тут есть и обратная сторона: в контагиозной магии текстиль — магический медиатор. Помните сказку Гримм про братьев-гусей и сестру, плетущую им рубашки из крапивы?
Саид Атабеков
Текстиль порождает текст. Это однокоренные слова — текст плетется как ткань. Нити нарративов, сплетаются в полотна историй. Текстиль, как материал в произведении, таким образом становится мета-текстом — пространством возможностей для художественного высказывания.
Корни и текстиль роднит мотив плетения (не зря пучок продольных нитей на ручном ткацком станке называется «корень») — и здесь мы можем наблюдать структурные отличия органической и искусственной, вещной версии этого понятия.

В понимании художников, представленных в экспозиции, вещи — это корни, основания в понимании реальности, элементы из которых реальность складывается, сплетается (познается?). Своими работами авторы обнаруживают корневища повседневности. Вещи у них — точки роста и или следы трансформации окружающей нас реальности. Художники, создавая свои текстильные работы, пытаются обнаружить и корни самой вещи, ее происхождение, ее историю, которая формирует сюжет, переплетение судеб. Вещи-корни, коренные и/или корневые вещи — это то, что глубоко пустило корни в нашей жизни, укоренилось, и не столько в нашей повседневности, но в нашем сознании, это то, что определяет наше мышление, наши реакции и поступки.
Александр Агафонов
Город Устинов